Г. Ростовщиков: Очень хочется, чтобы узнаваемость бренда Made in Russia была такой же мощной, как Made in Italy

Известный байер, фэшн-директор Milo Group Георгий Ростовщиков в рамках
Международного форума моды в Санкт-Петербурге объяснил, почему с
российскими дизайнерами сложно работать.

“Сейчас наблюдается огромный тренд на популяризацию русской моды. Еще
5-7 лет назад я представить себе не мог, что буду русские вещи трогать
руками, закупать их для Harvey Nichols. 2 недели назад в Париже мы
обсуждали с коллегами, что есть огромное желание работать с русскими
брендами, но есть и огромный страх, связанный со сложностями коммуникаций,
отсутствием полного цикла, сезонности, потому что мы уже закончили закупать
Лето 19, а большинство же наших дизайнеров еще только начинают закрывать
осенние коллекции текущего сезона. Все это сложный бизнес, мы отвечаем
деньгами, отвечаем бюджетами, мы вынуждены все планировать заранее”, –
отметил Георгий Ростовщиков.

Георгий Ростовщиков: Для того, чтобы решить проблемы с логистикой и
коммуникацией, в Москве мы создали Fashion Hub – центр поддержки дизайнеров
и ритейлеров

“Мы, например, за полтора года интегрировали в Milo Group около 40
русских брендов наравне с Balenciaga, Givenchy, Dior, но опять же
коммуникация с ними очень сложная, как и вопросы логистики. Мне проще
забрать Yves Saint Laurent из Парижа, чем привезти из Москвы какой-то
российский бренд, и здесь нужно решать вопросы на уровне образования. У нас
есть чем гордиться – та же Алена, Ульяна (прим. – Алена Ахмадуллина и
Ульяна Сергеенко), бренд Olovo, который берет советскую военную форму и
интерпретирует ее в мужскую одежду, уже продается в Токио и Лос-Анджелесе,
у нас есть что экспортировать, и нам очень хочется, чтобы мы гордились не
только принтами и тканями, но и массовым производством. К сожалению, у нас
есть одна главная проблема – за российский бренд не все хотят платить
дорого, и даже история Akhmadullina DREAMS показывает, что это колоссальный
успех, что этот средний сегмент, contemporary – это то, где российский
бренд может себя комфортно чувствовать. Можно любую ткань произвести, любое
платье сшить, но если оно никому не нужно и оно не продается, то это не
бизнес, потому что мода – это прежде всего бизнес”, – рассказал Георгий
Ростовщиков.

“Очень хочется, чтобы наши дизайнеры относились к нашей работе очень
серьезно, потому что мы работаем во благо потребителя и производителя
каждый день и это прямая связь между производителем и финальным
потреблением. Для того, чтобы решить проблемы с логистикой и коммуникацией,
в Москве мы создали Fashion Hub – центр поддержки дизайнеров и ритейлеров.
Нам очень важно, чтобы все это работало и у нас есть огромный потенциал для
работы. Эстетика российского бренд должна нести ДНК страны, мы говорим про
узнаваемость Made In Italy, а в действительности очень хочется, чтобы
узнаваемость Made in Russia была такой же мощной, и что самое главное –
чтобы Made in Russia была гарантом хорошего качества, хорошей поставки,
хорошего кроя и носибельности”, – отметил в своем выступлении фэшн-директор
Milo Group.

Фото: Абдулла Артуев

Adblock
detector