“Новая бедность” – социологи анализируют феномен Гоши Рубчинского

Причина популярности Гоши Рубчинского имеет ту же природу, что и
африканские маски у рафинированной европейской публики в эпоху
колониализма. Об этом заявила “Лайфу” социолог, сотрудник факультета
социальных наук НИУ ВШЭ Полина Колозариди.

“Новая бедность сегодня — это большой тренд, состоящий из множества
деталей. Здесь одновременно видна попытка сопротивляться универсалистскому
дискурсу богатых хипстеров и тем формам борьбы, которые предлагает
американский неолиберализм: “прими себя таким, как есть, полюби свое тело,
дай отпор насилию”. Сейчас тенденция увлечения подобной эстетикой в том,
чтобы показать, как живут люди другой среды. Парадоксальным образом эти
попытки делают образ маргинала модным, коммерциализируют его, но никаких
проблем не решают. Это не выход и не попытка иначе подойти к этим
вопросам”, – отметила эксперт.

“К тому же явлению, что и феномен Рубчинского, можно отнести, например,
последний клип Робби Уильмса Party like a Russian. Он гораздо больше
говорит нам про Европу, где совершенно разные люди по-разному пытаются
ответить на вопрос “кто мы?”. Россия для них — это Другой, тот, на кого они
не хотят быть похожими, – добавила она. – Вероятно, можно провести
параллели между модой на стиль постсоветских спальных районов и “Русскими
сезонами” Дягилева, проходившими в начале XX века. Пожалуй, только в том
смысле, что и то и другое работает с русским как экзотическим. Такая
диковинка с Востока, где медведи, брутальность и самодержавие. Но Гоша это
эксплуатирует, а в “Русских сезонах” была колоссальная работа с образом,
его создание. Скажем, такие образы возникают у дизайнеров, работающих с
русской темой, например, у Ульяны Сергеенко”.

Фото: “Pассвет” (бренд Гоши Рубчинского и Толи Титаева)

Adblock detector