А. Лебсак-Клейманс: 2015 войдет в историю как год резкого обеднения населения

Завтра в рамках CPM начнет свою работу Russian Fashion Retail Forum. Перед журналистами и участниками выставки выступят международные ведущие фэшн-эксперты – среди них Райнхард Депфер, председатель Европейского Совета по экспорту модной одежды и текстиля (EFTEC), и Анна Лебсак-Клейманс, Генеральный директор Fashion Consulting Group. Накануне своего обращения Анна Лебсак-Клейманс рассказала FashionUnited о том, каким запомнится 2015 год для российского рынка fashion.

Как Вы можете охарактеризовать 2015 год с точки зрения фэшн-бизнеса?

Жесткий год, с точки зрения сложной внутренней экономической ситуации в стране, приведет к падению спроса и падению продаж. Этот год войдет в историю как последний год рынка, открытого «всем ветрам» и как год резкого обеднения населения.

Объявленная стратегия «импортозамещения» в сфере готовой массовой одежды начала приобретать нотки «импортозапрещения» по модели рынка продуктов питания. Создание барьеров для импорта одежды может принести экономические выгоды стране в среднесрочной и долгосрочной перспективе только в случае системной работы по восстановлению швейной промышленности и частично текстильной (искусственный текстиль и высокотехнологичные материалы).Но по итогам текущего момента сократился не только импорт изделий легкой промышленности (на 40 проц согласно ФТС) , но также упало и внутреннее производство текстильных изделий (до 50 проц согласно Союзлегпрому).

Как ощущают себя ритейлеры сегодня? Что происходит на фэшн-рынке, учитывая последние события в экономике (новые валютные скачки,
неблагоприятные прогнозы и т.д)? Cтоит ли нам ждать нового повышения цен на одежду и обувь?

Накануне активного периода сентябрьских продаж ритейлеры пересматривают цены в сторону повышения на 20 проц и более. Дистрибьюторы (те, кто продает, но сам не производит) вынуждены поднимать цены при всем своем нежелании. Картина получается следующая. Первое полугодие 2015 так и не принесло необходимых оборотов, “рублевые” продажи не выросли, а продажи в пересчете на валюту в сравнении с аналогичным периодом прошлого года сократились на 40 проц и более.

Если мы говорим о дистрибьюторах (не производителях) зарубежных брендов, то, соответственно, их оборотные средства на закупку следующих коллекций сократились. При этом крупные международные бренды-поставщики отдавать свой продукт на 40-50 проц дешевле не будут. И выпускать специально для России дешевую линию, которая “впишется в бюджет” российского закупщика, они также не станут. То есть уже в данный сезон у большинства дистрибуторов международных брендов существует дефицит оборотных средств на закупку товара в том количестве, которое сможет “оплодотворить” все квадратные метры торговых залов и погонные метры торгового оборудования. При этом сократить объем закупок означает увеличить дефицит средств, который должен генерироваться продажами и накормить бизнес на следующий сезон. Такой замкнутый круг.

Сети, которые производят сами под свои метры, имеют возможность на какое-то время “заморозить” цены, но сделать это они могут исключительно за счет экономии на качестве изделий (производство из дешевых или стоковых тканей, упрощенные базовые модели). В очень сложном положении находятся массовые бренды бюджетного сегмента, поскольку их покупатели максимально чувствительны к изменению цен. И изменение цены, например, на пару джинсов в 100-200 рублей – означает просто провал продаж в данной категории. Соответственно, бренды, стремясь удержать цены, ищут различные способы избежания издержек. Это экономия на рекламе, это экономия на зарплатах и прежде всего экономия на себестоимости изделий. Бренды стараются удержать минимальные цены, которые они предлагают в коллекции. Так называемые «привлекательные» цены, которые мы часто видим в витринах, когда бренд предлагает: «приходите к нам, у нас футболки по 299 рублей, у нас джинсы по 799 рублей». Но тем не менее и эти цены будут пересматриваться. Можно сказать, что с июля по настоящий момент даже эти минимальные цены выросли на 20 проей.Например, если в начале сезона в категории платьев такие бренды, как Incity находили возможность предложить в своем ассортименте модели по 799 рублей, то в к концу летнего сезона минимальная цена на платье составила 1199 рублей.

Есть ли сегменты, которые более уверенно переживают кризис?

В самом выгодном положении находятся крупные международные вертикальные бренды – они имеют возможность не снижать качество и не повышать цены в России за счет своих основных рынков сбыта. Кроме того, в плюсе также будут e-commerce и дискаунтеры. Подтверждают эти данные, к примеру, Ozon (за лето 2015 г. их продажи одежды выросли в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., при этом ритейлер заявляет, что не планирует повышать цены – товар был закуплен еще до очередного падения рубля), а также Lamoda (в январе-июне компании удалось практически удвоить выручку), KupiVIP (в одном только мае ритейлер зафиксировал рост продаж в 65 проц.), eTraction (Otto Group) (рост продаж в 2 раза в штуках за год).

Чем может все закончиться, по Вашим прогнозам?

К вопросу о том, возможен ли откат цен назад или это временное явление: если мы сравним цены на аналогичные товары аналогичных категорий для осенней коллекции 2014г и осенней коллекции 2015г, то в такой категории как платья, мы увидим изменение минимальной цены на 25-30 проц. То есть в компаниях, которые предлагали платья по минимальной цене 1,5 тыс.рублей осенью 2014г, минимальная цена на платья, которую вы сможете найти на новую коллекцию осеннего сезона, – будет уже 2 тыс рублей.

Когда происходит инфляция – это означает неизбежный рост цен. Обычно инфляцию останавливают, но практически никогда она не «окатывается» назад и обычно движения назад в розничных ценах так же не происходит. Как показывает история, изменение может произойти только в случае деноминации денежной единицы.

В снижении уровня жизни и обеднении трудно найти позитивные факторы, кроме одной народной мудрости – «Все, что ни делается, все к лучшему», и это будет оценено благодарными потомками. Возможно, именно кризисная ситуация и временный политико-экономический занавес, обостряя задачу «прокормиться самим», действительно вынудит страну на деле переориентироваться на развитие собственного производства.

Интервью: Галина Утешева, FashionUnited

Adblock
detector