«Нужен ли нам дизайнер? Да, больше, чем кто-либо», — гендиректор Dior

Индустрия моды в последние месяцы погружена в мучительное ожидание: кто
же станет новым креативным директором направления женской одежды Christian
Dior. После неожиданного ухода Рафа Симонса с этой должности в октябре
прошлого года идут поиски кандидата на один из самых видных постов в мире
моды. «Люди — самое главное. Вы инвестируете в магазины, мероприятия, но
важнее всего инвестиции в людей», — заявил Financial Times гендиректор
Christian Dior Сидни Толедано. Перевод интервью публикует газета
«Ведомости».

«Всего-то шесть месяцев прошло [с момента ухода Рафа Симонса], – отметил
Толедано. – В прошлый раз на это ушел год. Помните? В случае с заменой
Джона [Гальяно] понадобился год с лишним… Знающие люди не беспокоятся.
Нетерпение выказывает только пресса. Бутики получают коллекции, и никто не
спрашивает, кто их дизайнер. Никто!».

Толедано признается: «Нужен ли нам дизайнер? Да. Больше, чем кто-либо, я
хочу дизайнера, потому что знаю, как устроен механизм, я знаю организацию.
Но компания подобна спутнику. На запуске нужно много энергии, а потом он
вечно будет двигаться сам. Когда вам хочется измениться, вам нужна энергия
и дизайнер, который даст новое видение. Но это не значит, что, когда
прежний дизайнер ушел, возникла чрезвычайная ситуация. Полученный от него
импульс позволит компании двигаться дальше – и это дает нам время
определить, кто идеально совместим с нами».

Нельзя требовать от дизайнера быть в курсе всего, что происходит в крупной компании — Сидни Толедано

На вопрос, не являются ли некоторые ограничения творческой автономии в
Dior преградой в поиске кандидатов, Толедано ответил так: «В первую
очередь обязанность дизайнера – давать свое видение в максимальных
масштабах. Если компания маленькая, могут быть еще мысли, чем его
загрузить. Но когда компания большая… Думаете, Карл Лагерфельд занимается
открытием магазинов Chanel? Нет, это [архитектор] Питер Марино проектирует
магазины для Chanel точно так же, как и для Dior».

«Нельзя требовать от дизайнера быть в курсе всего, что происходит в
крупной компании, – добавляет он. – Они не хотят этого. И так жалуются на
чрезмерный объем работы. Они не могут ныть и просить больше времени для
творчества, а затем требовать полной власти».

Парадоксально, что уход Рафа Симонса объясняли слишком большим
количеством коллекций, которые он должен был создавать каждый год
(фактически восемь: шесть под брендом Dior и две сезонные коллекции для его
собственного мужского бренда Raf Simons), и тем, что у него не было полного
контроля над творческим процессом, пишет издание. Но Толедано не испытывает
никакого сострадания к современным дизайнерам, работающим под огромным
давлением: «Во времена Кристиана Диора у нас проходило множество показов.
[Дизайнеры] много путешествовали. Шоу в Москве, Рио-де-Жанейро,
Буэнос-Айресе, Мехико – вы даже представить себе не можете. Они работал на
износ. Люди не представляли, насколько это тяжело. Когда Диору нужно было
встретиться в Техасе с Neiman Marcus, он отправился туда на корабле».

Фото: Dior

Adblock detector