Наталья Валевская: План на 2016 год — дать старт продажам в Китае

Модный Дом Natalia Valevskaya планирует выйти на рынок Китая. Проект
может осуществиться уже в следующем году. Сегодня коллекции бренда успешно
продаются как в России, так и на зарубежных рынках. Об особенностях работы
российского дизайнера в Европе и США FashionUnited рассказала Наталья
Валевская.

Наталья, ДНК Вашей марки – это искусство. Работы каких художников Вы
используете в своих коллекциях?

Новая коллекция SS 2016 посвящена Соне Делоне. Создавая ее, я обращалась
к эскизам и принтам для тканей, которые Соня создавала для различных домов
моды. Она – знаковая женская фигура в мире искусства начала ХХ века, жена и
муза художника Робера Делоне, первая женщина-художник, чьи работы купил
музей. Соня с мужем Робером Делоне основали новое направление в искусстве –
орфизм. А еще супруги Делоне первыми задумались о том, как цвет влияет на
психику человека.

Вообще же линия pret-a-porter от Natalia Valevskaya началась в 2013 году
с совместного проекта с Александром Виноградовым и Владимиром Дубосарским,
мастерами российского поп-арта. Эта пара художников уже оставила след в
русском искусстве, это крупные фигуры конца ХХ – начала XXI века. Для меня
было честью получить от них разрешение на использование и переосмысление их
образов в орнаментах и принтах тканей. С этого опыта началось
сотрудничество бренда Valevskaya с художниками.

С какими тканями Вы предпочитаете работать? Какие технологии
используете в производстве?

Все ткани создаются в Италии, потому что в России нет машин, которые
необходимы для высококачественной печати по хлопку, шелку, жаккарду. Наша
команда разрабатывает принты, эти файлы отправляются в Италию, там мы
делаем образцы, смотрим цветовую палитру, пантоны, что-то еще дорабатываем
и потом уже отправляем в печать.

Когда мои вещи начали продаваться в Европе и в Штатах, мы поняли, что
нужного качества можно добиться в России. Но возникла другая проблема –
невозможность вовремя отправлять товар в европейские страны. И мы поняли,
что если мы хотим продаваться за рубежом, производиться нам нужно там же.
p>

Ваша команда одновременно работает в трех странах. Насколько хорошо
отлажены бизнес-процессы в компании? Как Вам удается все это
контролировать?

Моя команда работает в Швейцарии, в Италии и в России. Порой бывает
сложно, но нас выручает четкое разделение обязанностей: каждый отвечает за
свой фронт работ. Есть ответственные за технические решения, финансовую
сторону, таможенные вопросы. Мои задачи – это дизайн, разработка основных
идей коллекции, продвижение бренда в России и за рубежом.

Где лучше продается коллекция – в России или за ее пределами?

Можно с уверенностью сказать, что бренд востребован и в России, и за
рубежом. Сейчас всё, что связано с Россией, вызывает большой интерес, в том
числе и мода. Пока что иностранные бутики покупают вещи Valevskaya
осторожно, делают небольшие заказы. Но бренд уже продаётся во Франции, в
Египте, в Кувейте, в Штатах, в Лондоне, в Дубае, в Италии и других странах.

Расскажите об особенностях работы российского дизайнера в Европе. С
какими трудностями придется столкнуться нашим дизайнерам за рубежом?

Первая трудность – это языковой барьер. Помимо английского нужно
свободно разговаривать еще как минимум на двух языках. Без этого невозможно
работать: вы просто не сможете объяснить портному, как втачивать рукав или
где делать вытачку. Поэтому сейчас я постоянно совершенствую итальянский и
французский в добавление к английскому, которым владею.

Другая сложность, с которой сталкиваются российские дизайнеры, выходя за
рубеж – это российская таможня. К примеру, на то, чтобы растаможить
произведенный в Италии небольшой образец ткани, нам потребовалось три
месяца переписки и переговоров, а таможенная пошлина оказалась больше, чем
стоимость этой материи. И как после этого пропагандировать русский стиль в
Европе и Штатах? Российская бюрократия делает все, чтобы это было
невозможно.

Кто помогает Вам вести бизнес? Какие у него перспективы?

Со мной работает команда настоящих профессионалов: специалисты по
производству и продажам, пресс-офисы в России, в Италии и в Штатах. В США
мы сотрудничаем с одним из крупнейших шоурумов.

Большой интерес к бренду уже проявили такие гиганты ритейла как Harvey
Nichols и Saks Fifth Avenue. Надеюсь, что в следующем сезоне бренд
Valevskaya будет представлен в этих магазинах.

Каким стал уходящий год для Вашей марки?

В 2015 году произошло много хороших событий. Мы запустили новый сайт,
открыли новый офис в Милане и новые бутики, были заключены новые контракты
и начаты новые проекты. Конечно, случались и ошибки, и самая большая из них
– сотрудничество с «неправильными» людьми. Но мы их обязательно учтем,
чтобы не повторять в будущем.

Какие планы у модного дома Natalia Valevskaya на будущий год и какова
стратегия его развития?

План на следующий год – дать старт продажам в Китае. Надеюсь, что в 2016
году этот проект осуществится.

Представлен ли Ваш бренд в зарубежных и российских онлайн-бутиках?

Мы продаемся через интернет-магазины DressOne.ru и Aizel.ru. Раньше
линия de fusion была представлена в магазине KupiVip. Планируем также
начать сотрудничество с Wildberries и Lamoda.

Расскажите о работе над второй линией. Как и где будут продаваться вещи
Вашего бренда? Насколько доступными они будут для широкой аудитории?

Сейчас мы готовимся запустить линию доступной линии одежды: каждый
предмет коллекции будет стоить 3-5 тысяч рублей. Она будет
распространяться через интернет в России и странах Ближнего Зарубежья.

Вещи из второй линии Valevskaya будут сочетаться с вещами из первой
линии. Более того, они будут ее дополнять. Их можно будет миксовать:
скажем, купить пальто из более высокого ценового сегмента (ведь оно будет
служить три-четыре сезона) и носить его с платьями, топами, блузками и
прочими повседневными вещами из этой более доступной линии.

Планируете ли Вы создание и выпуск новых капсул с крупнейшими
российскими или западными компаниями?

Скоро планируется выпуск капсульной коллекции шуб для итальянского
бренда Braschi. В этом году была коллаборация с NAFA – Североамериканским
пушным альянcом. Сейчас мы находимся в процессе разработки капсульной
коллекции вечерних и коктейльных платьев, которая будет реализована через
интернет-магазины.

Расскажите о своем участии в совместном проекте с KupiVip. Насколько
этот опыт оказался интересным для Вас?

Проект с KupiVip можно назвать удачным и интересным. Сотрудничество
принесло хорошие объемы продаж и верное позиционирование бренда. Это был
мой первый опыт создания массовой линии одежды. Мы гордимся тем, что смогли
сохранить высокое качество ткани и пошива, назначив удобную для потребителя
цену. Этот опыт мы будем использовать для создания новой линии de fusion,
доступной более широкому кругу покупателей.

Вы собираете коллекцию западных и русских костюмов ХХ века. Каким
предметам гардероба уделяете особое внимание?

Моя страсть – история костюма: книги и предметы гардероба. Самый лучший
вид отдыха для меня – это посещение блошиных рынков во Франции. Там до сих
пор попадаются уникальные экземпляры: например, вещи из русской коллекции
Ива Сен-Лорана. Именно так я нашла жакет, который стал источником
вдохновения при создании шубки для NAFA. Среди моих находок – свадебный
костюм Balenciaga1960-х годов в идеальном состоянии, с великолепными
серебряными пуговицами. Это произведение настоящего haute couture: костюм
на 75 процентов сшит вручную.

Но самая большая моя страсть – европейские платья 1920-х годов в стиле
ар деко. К сожалению, американские платья в Европе встречаются редко, а в
Штатах на посещение винтажных магазинов у меня совсем не остаётся времени.
Когда-нибудь я обязательно открою гардероб и проведу выставку моего
собрания костюма – в России или во Франции.

В этом году моя коллекция пополнилась номерным пальто ателье Christian
Dior 1957-го года. Это пальто уникальной красоты из золотой парчи я ношу с
джинсами boyfriend и с кедами. Так продолжается жизнь невероятной вещи
haute couture.

Интервью:

Adblock detector