Как производители юга России справляются с кризисом

В течение 2014 года легкая промышленность юга России показывала
небольшой, но стабильный рост. Крупнейшие предприятия наращивали обороты,
открывали магазины и выходили на новые рынки. Аналитики уверены, что сейчас
благодаря девальвации рубля у российских производителей появился шанс
потеснить на глобальном рынке производителей из стран Юго-Восточной Азии.
Однако против отрасли играют дорогие кредиты и отсутствие понятной игрокам
государственной поддержки. Об этом пишет «Коммерсант-Ростов-на-Дону».

Цифры и планы

Репутация российской одежды и обуви серьезно пострадала в 1990-е годы.
Покупатели считают, что российские вещи продаются по завышенной цене, а их
качество уступает популярным брендам, которые шьются в Китае, Индии и т. д.
«Качество российской продукции всегда вызывало много сомнений у
потребителей. На изменение сознания покупателей нужно много времени и
сил»,— говорит директор по развитию QB Finance Маргарита Горшенева.

Однако некоторые эксперты и участники рынка уверены в смене тенденции и
говорят о росте популярности отечественных вещей.

«За последнее время отношение покупателей к российской одежде и обуви
начало меняться, категоричных заявлений в духе „я никогда не покупаю
российское“ больше не слышно»,— отмечает президент Российского союза
предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром) Андрей
Разбродин. Генеральный директор ООО «Ариадна-96» (выпускает детскую одежду
под брендом G’n’K) Татьяна Кабаргина утверждает, что для российских
покупателей важны дизайн, соответствие модным трендам, эргономика, качество
материала, защитные свойства и имидж марки.

По данным Федеральной службы государственной статистики, производство
текстильных и швейных изделий в Ростовской области по итогам 2014 года
выросло на 14,6 проц, а доля легкой промышленности в общем объеме продукции
обрабатывающего комплекса региона увеличилась до 6,9 проц. Так, ростовская
ГК Elis, которая специализируется на пошиве верхней и легкой женской
одежды, по данным самой компании, за последние пять лет увеличила объемы
производства в натуральном выражении примерно в три раза. Крупнейший
местный игрок, корпорация «Глория джинс» (производит и продает одежду,
обувь и аксессуары под брендами Gloria Jeans и Gee Jay), в апреле
отчиталась о росте выручки за 2014 год — на 1,4 проц. ГК «Обувь России» в
прошлом году запустила в Черкесске первую линию новой фабрики мощностью 150
тыс. пар в год. Завершить ее строительство компания планирует летом этого
года, а первая партия обуви будет выпущена к осенне-зимнему сезону
2015/2016. Общий объем инвестиций в проект — 1,4 млрд руб. С помощью нового
производства «Обувь России» намерена за пять-семь лет довести долю
собственного продукта в своих магазинах до 50 проц. «Прошлый год участники
рынка закончили более или менее нормально, особенно благодаря всплеску
покупательской активности последних месяцев. Этот „жирок“ позволил многим
игрокам пережить начало 2015 года»,— говорит Андрей Разбродин.

Куда смотреть

Текущий кризис, по мнению ряда экспертов, дает прекрасный шанс для
развития отечественным производителям. За счет ослабления рубля продукция
становится конкурентоспособной на внутреннем рынке, особенно с учетом
сокращения импорта текстильных изделий в Россию. «Ослабление рубля сейчас
дает игрокам ценовое конкурентное преимущество, которое позволяет нарастить
долю на внутреннем рынке»,— объясняет аналитик ИХ «Финам» Тимур
Нигматуллин. «Только за февраль 2015 года импорт в Россию трикотажного
полотна сократился на 48 проц, до 20,7 млн долл, трикотажной одежды — на 38
проц, до 189,8 млн долл, текстильной одежды — на 36 проц, до 234 млн долл,
готовых текстильных изделий — на 30 проц, до 53,1 млн долл, обуви — на 40
проц, до 263,6 млн долл».

С учетом падения рубля продукция российских производителей может стать
интересной и зарубежным потребителям. Как отмечают аналитики, экспорт может
стать даже более выигрышной стратегией развития. На внутреннем рынке спрос
ограничен из-за снижения реальных доходов населения. Так, по словам Андрея
Разбродина, в настоящее время спрос на российском рынке одежды и обуви упал
на 25–30 проц, в отдельных отраслях — на 35 проц; тенденция, скорее всего,
сохранится до конца года. «По­этому, по моему мнению, в ряде случаев
целесообразно развивать экспортно-ориентированные производства»,— считает
Тимур Нигматуллин.

Вместе с тем, как утверждает Андрей Разбродин, несмотря на то, что
девальвация рубля — «технически хороший шанс», реализовать дополнительные
возможности, в том числе и по увеличению экспортного потенциала, получится
далеко не у всех. «Чтобы выйти на внешние рынки, нужно наращивать
действующие мощности, а из-за повышения ключевой ставки и общей
экономической ситуации в стране в течение последних месяцев деньги в России
значительно подорожали. Кредиты для большей части средних, не говоря уже о
мелких, производителей оказались просто недоступны»,— объясняет он. По
словам члена правления «БТК групп» (реализует в Шахтах проект швейного
комплекса) Арины Слынко, компания намерена сокращать издержки за счет
максимально быстрого запуска инвестпроектов, чтобы не быть зависимой от
иностранной компоненты, и снизить до минимума влияние курсовых скачков.
Госпожа Слынко отмечает, что инвестиционная программа реализуется в
основном за счет собственных средств и холдинг практически не использует
заемных средств, поэтому повышение ключевой ставки на проектах компании
сказалось не так значительно, как на всей отрасли.

«Крупным российским игрокам стоит обратить внимание на перспективы
развития сотрудничества с мировыми производителями, которые могут быть
заинтересованы в локализации производства»,— считает также Маргарита
Горшенева. По ее словам, в восточноевропейских странах есть позитивный опыт
сотрудничества с люкс-брендами (к примеру, с Hugo Boss) по пошиву одежды на
европейский и даже американский рынок. «Снижение курса рубля делает
российские компании перспективными потенциальными партнерами»,— утверждает
эксперт.

Рука государства

В условиях дорогих денег игроки рассчитывают на поддержку от государства
по аналогии с поддержкой производителей пищевых продуктов. «Поддержка
легкой промышленности государством не должна пониматься как буквальное
квотирование; речь идет прежде всего о стимулировании самих ритейлеров.
Сети должны быть заинтересованы в наличии на полках отечественной
продукции»,— говорит Андрей Разбродин. Президент Союзлегпрома также
выступает за повышение пошлин на одежду и обувь, приводя в качестве примера
опыт Китая. «Со следующего года по большинству позиций легкой
промышленности (кожаные изделия, обувь, трикотаж) пошлины снижены
практически до нуля. В то же время можно посмотреть на пример Китая, где
пошлины на те же товары составляют 15 проц, несмотря на членство в ВТО.
Думаю, можно ориентироваться именно на этот опыт»,— уверен он. Генеральный
директор ростовского холдинга «Группа Мегаполис» (включает предприятие «ДМ
Текстиль») Константин Кузин также утверждает, что без государственной
поддержки отрасли будет крайне сложно, но предлагает сосредоточиться на
инвестиционном направлении. По его словам, механизм помощи легкой
промышленности может включать предоставление необходимых гарантий по
инвестиционным кредитам и введение законодательных мер по снижению
фискальной нагрузки на модернизирующиеся предприятия. «Эффективной
поддержкой со стороны государства была бы помощь непосредственно
производителям в виде введения налоговых каникул, строительства
инфраструктуры и подключения производственных мощностей к инженерным сетям,
снижения государственного регулирования, устранения административных
барьеров и т. д.»,— добавляет Тимур Нигматуллин.

Андрей Разбродин обращает внимание и на то, что компаниям необходимо
продолжать самостоятельный диалог с ритейлерами. «Мы работаем с сетями и
видим, что объем российской легкой промышленности, представленной на полках
крупных магазинов, мог бы сейчас быть выше в несколько раз»,— уверен он.
При этом президент Союзлегпрома не исключает политический характер
отношений крупнейших продавцов одежды и обуви с местными производителями.
«Многие сети принадлежат крупному капиталу и не слишком заинтересованы в
развитии легкой промышленности тех стран, где открывают свои
представительства. Кроме того, в основном они пришли из США и Европы, где
совсем по-другому выстроено взаимодействие продавца и производителя. У нас
система своя, более того, она до конца не сформирована, эту работу только
предстоит закончить»,— отмечает господин Разбродин.

Решения для роста

Уже к 2020 году правитель­ство России планирует обеспечить
отечественными товарами легкой промышленности до 40% местного рынка легкой
промышленности, заявил министр промышленности и торговли Денис Мантуров в
конце прошлого года. По его словам, в данный момент необходимо сделать
рывок, который позволит отечественным производителям вернуть значительную
часть внутреннего рынка. Эксперты и игроки согласны, что потенциал есть, но
для его обеспечения уже сейчас нужно принимать конкретные меры. Президент
Союзлегпрома Андрей Разбродин видит одним из решений создание реестра
производителей и поставщиков товаров легкой промышленности, который должен
помочь сформировать наиболее эффективные логистические цепочки между
фабриками и торговыми сетями. Кроме того, при помощи баз данных реестра
планируется создать систему рейтингов предприятий, которая будет учитывать
их кредитоспособность, реальную производственную деятельность, состояние
активов и качество корпоративного управления.

По мнению экспертов, в настоящее время перспективно также создание
крупных текстильных кластеров, которые будут объединять производителей
ткани и готовых изделий. Например, «БТК групп» сейчас завершает создание
подобного объединения в Шахтах, на нескольких площадках компания планирует
наладить производство тканого и трикотажного суровья, высокотехнологичного
текстиля, утеплителя, трикотажного полотна и т. д. В прошлом году здесь уже
была запущена швейная фабрика, общая же мощность производств после ввода в
эксплуатацию должна достичь 12 млн м ткани в год.

Вместе с тем участники рынка подчеркивают, что БТК — компания с крупным
портфелем государственных контрактов, для средних игроков хорошим вариантом
может стать производство b2b. «Юг России — регион крайне емкий и интересный
для отрасли, здесь хорошо развит туристический бизнес, строятся и
реконструируются гостиницы, санатории, рестораны, их снабжение может
поддержать местных игроков в трудных условиях»,— предполагает Андрей
Разбродин.

Источник: Коммерсант-Ростов-на-Дону

Adblock detector