Александр Шумский: В Instagram сотни шоу-румов, продающих «дизайнерскую» одежду с Aliexpress

Известные британские бренды одежды PrettyLittleThing и Topman уличены в
продаже чужой одежды. Как выяснило издание Daily Mail, марки срезали ярлыки
с дешевой одежды и продавали товар под своим именем.

Подобные истории происходят во многих странах мира — с контрафактом или
заимствованием чужого товара ведут борьбу на самом высшем уровне. На защиту
интеллектуальных прав встали не только представители закона, но и ведущие
модные дома, работающие в сегменте люкс — Chanel, Gucci, которые и сами не
раз попадали в скандалы с плагиатом.

Александр Шумский: Я уверен, что за 19 лет у нас не было ни одного
случая, когда кто-то проскочил через наше профессиональное «сито»

Более двух третей продавцов в России (69 проц) открыто признались, что
торгуют поддельными товарами. Об этом свидетельствуют результаты
исследования «Торговля контрафактом с точки зрения продавцов» компании
BrandMonitor, специализирующейся на защите брендов и интеллектуальной
собственности. Выдать чужой «дизайн» за свой образец успели такие публичные
личности, как Ольга Бузова, Ксения Бородина, Оксана Самойлова.

«Сегодня в Instagram есть сотни шоу-румов, которые торгуют одеждой с
Aliexpress, единственный навык, который имеют хозяева этих шоу-румов, — это
искать на Aliexpress или рынке «Садовод» то, что другие находят не сразу.
Поэтому понятно, что покупая платье за 300-400 рублей с Aliexpress,
перешивая этикетку, они продают его в 10 раз дороже, это такой бизнес. Я не
думаю, что мы в этом плане оригинальны. Такая ситуация сложилась во всем
мире. Но задача Палаты моды как института развития все-таки не допустить
того, чтобы в профессиональной креативной среде проскальзывал подобный
фейк», — об этом FashionUnited рассказал Президент Национальной палаты моды
Александр Шумский.

Контрафакт и плагиат в целом — это большая мировая проблема

«У нас в год приходит примерно 200 заявок на Mercedes-Benz Fashion Week
Russia и 300 заявок на Futurum Moscow/SPb, и среди них огромное количество
новых анкет. Наша главная задача — отсортировать весь фейк (Aliexpress,
рынки и т.д) и сфокусироваться на тех, кто оригинален и создает настоящую
моду. Я уверен, что за 19 лет у нас не было ни одного случая, когда кто-то
проскочил через наше профессиональное «сито». Сегодня команда недели моды
разбирается в моде лучше всех на рынке — у нас набита рука. Мы задаем
дополнительные вопросы, просим показать предыдущие коллекции, и как
правило, после этого фейковые дизайнеры исчезают сами. К нам тоже приходили
некоторые публичные личности с желанием стать участником MBFW Russia, но ни
одного из них мы не показали, так как было стойкое ощущение, что дизайнер
коллекции — дядюшка Цинь из Гуанчжоу», — рассуждает г-н Шумский.

По мнению Президента Национальной палаты моды, сегодня информированность
потребителей гораздо выше, чем 10 лет назад. «У клиентов появилось больше
возможностей поделиться полученной информацией. Если кто-то попал в
неприятную историю с фейком или контрафактом, то об этом узнают многие в
силу развития соцсетей. Такие вещи быстро расходятся. На мой взгляд, все же
глупо портить собственную репутацию и имя и продавать дешевые китайские
платья под собственном брендом. Известные люди не должны позволять себе
делать такое, потому что всегда можно найти молодого начинающего дизайнера
с хорошей подготовкой и талантом, который создаст то, что надо. Да, это
дороже, чем товар на «Садоводе», но это будет оригинальный продукт. Однако
если обобщить, контрафакт и плагиат в целом — это большая мировая проблема.
И она не новая. Лет 15 назад дизайнер украшений русского происхождения
уличил Chanel в плагиате — известный бренд полностью скопировал коллекцию
бижутерий молодого дизайнера. Просто тогда эта информация была не такой
доступной, как сегодня в эпоху интернет-СМИ. Скандалы с плагиатом
происходят каждый сезон, и в них участвуют все «гранды» — от Zara до
Dolce&Gabbana. Изначальная концепция fast fashion вообще построена на
«творческой переработке» идей подиумных брендов, и она не меняется. Правда,
покупать более дешевую продукцию, перешивать лейблы и продавать в четыре
раза дороже, как, возможно, сделали PLT и Topman, это что-то новенькое,
даже более отвратительное — это прямой обман потребителя», — рассказал
Александр Шумский.

Добавим, что китайский легпром начал копировать не только крупные
западные люксовые бренды, но и российских дизайнеров. В 2018 году в
торгово-ярмарочном комплексе «Москва» были обнаружены копии изделий бренда
«Душегрея» Натальи Новиковой. С проблемой копирования и «цитирования» при
разных обстоятельствах сталкивались также Денис Симачев, Игорь Гуляев, Егор
Зайцев, Джемал Махмудов и Кирилл Минцев. Последний подал в суд на
британский модный дом Burberry, уличив его в плагиате (были скопированы
некоторые элементы авторского дизайна 2014 года). В 2017 году было
подписано мировое соглашение, а дело закрыто. По последней информации,
сейчас Кирилл Минцев работает в модном доме Valentin Yudashkin.

Встать на защиту дизайнеров решили депутаты Госдумы

«Доказать факт воровства дизайна или дизайнерской идеи невероятно
сложно. К Forever 21 было подано в общей сложности более 50 исков о
копировании моделей одежды, в том числе от Diane von Furstenberg, Anna Sui
и др. Компания ни разу не была признана виновной, но каждый раз приносила
извинения дизайнерам. Многие бренды сражались за неприкосновенность своей
идеи, своего стилевого ДНК — Роберто Кавалли обвинял в плагиате Майкла
Корса, Gucci неоднократно воевали с Guess, Christian Louboutin бесконечно
сражался со всем миром за идеологию красной подошвы. Но в итоге все они
проигрывали», — говорит Анна Лебсак-Клейманс, гендиректор Fashion
Consulting Group.

Встать на защиту дизайнеров решили депутаты Госдумы. В декабре 2018 года
стало известно, что у российских модельеров одежды появится временная
правовая охрана объекта, заявленного в качестве промышленного образца.
Соответствующий законопроект Госдума приняла во втором чтении. Отметим,
что Национальная палата моды также была одним из инициаторов этого
законопроекта и активно участвовала в работе над ним.

Сфера российской моды «очень перспективная и быстрорастущая», и
правительство «возлагает на нее большие надежды», заявила депутат ГД от
партии «Единая Россия» Наталья Костенко. Предлагаемая инициатива будет
способствовать творческой активности дизайнеров и упростит выход на рынок
молодых специалистов, считают законодатели.

Фото 1,2: Artefact Communications Group

Фото 3: Кирилл Минцев

Adblock detector